Анонс


День весеннего равноденствия в семантике костюма Золотого человека

Сәрсенбі, 17 Наурыз 2021 17:17
День весеннего равноденствия в семантике костюма  Золотого человека KAZMUSEUM.KZ -  

День весеннего равноденствия отмечается особо во многих культурах народов мира.  Связан он с восприятием дуализма мироздания и корнями своими уходит в глубокую древность. Задолго до появления религиозных воззрений, древнейший человек стал понимать двоякость сил природы и бытия. Стал различать, что на смену дню приходит ночь, холод сменяет тепло и доброе начало противостоит злому. Все религии исходят именно из этой доктрины. Пожалуй, в этом, извечно проявляется несовершенство человеческой сущности – стремление к светлому, в тот момент, когда суть заполнена темнотой. Из глубин индоиранских верований, идея торжества доброго начала над злым, преемственно перетекает в оформленные уже религиозные сосуды литературных памятников, какими являются Авеста и Ригведа. Большой и запутанный пантеон богов в этих произведениях, как и антропоморфные божества древней Греции и Рима, противостоят друг другу за власть над вселенной и людьми. В итоге религиозная картина мира оставляет ниши лишь для двух извечных персонажей добра и зла, фигурирующих на страницах Библии и Корана.

Своеобразной книгой, повествующей о мифологических воззрениях племен раннежелезного века или эпохе скифо-саков, является одеяние царственного юноши – Золотого человека из кургана Иссык. Детальное описание симантики каждого элемента декора костюма Золотого человека в свое время дал исследователь А.К. Акишев. Мы вкратце коснемся лишь тех элементов, которые связаны с днем весеннего равноденсвия или с праздником Наурыз, также исходя из контекста анализа упомянутого ученого.  В целом костюм Золотого человека это олицетворение трехчастности мира, где обувь – подземный мир, кафтан с бляхами и золотая накладная пластина клинка акинака с изображениями тровоядных и хищных животных – земной мир и головной убор олицетворение верхнего, небесного мира. Конусовидная форма короны с изображением снежных барсов, деревьев и птиц также символизирует мировую гору. Как отмечает А.К. Акишев, головной убор и костюм царя определяют собой замкнутость, упорядоченность мироздания, тем самым они противостоят хаосу. Изображение голов барсов с оскалившейся пастью по краям бортов и рукавов кафтана выполняют защитную функцию, являя собой границу между упорядоченностью и беспорядком, политическим порядком и анархией. Исходя из этого, Золотой человек, как и бог-творец, сотворивший мир, выступает в роли устроителя гармоничного общественного порядка. В этом заключается главный смысл и значение парадного одеяния.

В короне Золотого человека мы также опосредовано обнаруживаем идею разделения мироздания на светлое и темное начало, деление мира по углам четырех сторон света. Передняя часть головного убора представляет собой восток, задняя часть – запад. Таким образом, солнце в семантике раздвоенной фигуры (протомов) рогатых, крылатых коней совершает полукруг до золотой бляхи с изображением перекрученной фигуры тигра (барса). Зенитом этого движения становится миниатюрное скульптурное изображение горного барана (архара), который и являет собой точку равноденствия, ось мироздания и космоса. Именно образ архара, более двух тысяч лет назад, ассоциировался с созвездием овна и древние календари, как видимо и сакский, отмечали начало года именно в этой точке, с ней связывая приход тепла, а значит очередную победу светлого начала. Как отмечает исследователь Е.Е. Кузьмина «краеугольным камнем всех индоиранских традиций было представление о космогоническом акте творения как победе мирового порядка над хаосом, света над мраком, тепла над холодом, влаги над засухой и т.д., что в конечном итоге символизирует победу жизни над смертью». Изображение тигра (барса) с вывернутой наружу задней половиной тела в задней части короны, как и накладные бляхи на ножнах акинака с изображением перекрученных тел лося и коня являют собой символ бесконечности или переход от жизни к смерти и наоборот. Таким образом, короткий меч, это своего рода, также сокральный предмет, которым царь отнимает или дарует жизнь, карает и награждает. Как отмечает А.К. Акишев «у иранцев в праздник начала года (ноуруз), к которому приурочивалась коронация, царь воплощал горомовержца. В ритуале инсценировались мифы схемы смерть-возрождение; сцены космогонического действия в начале времен. С победой Громовержца над злом мир приходил к гармонии, что соответствовало воцарению властелина, тогда его считали заново родившимся и он получал новое имя». Именно царь, являясь воплощением бога на земле, творил мироздание из окружающего хаоса разрозненных родов и племен, создавал упорядочность в виде союза племенных подразделений, являлся гарантом создания и поддержания идеального человеческого сообщества. Исходя из данного постулата, выходило, что ведение военных действий со стороны царя (вождя), воспринималось как акт творения, созидания во имя окончательной победы светлых, гармоничных сил. Неспроста в одеянии Золотого человека присутствует один из золотых престней с изображением Митры – бога огня, покровителя воинов. Митра не только бог солнца, но и бог договора, порядка, как индийский Митра-Варуна. Поэтому он жестоко карает тех, кто нарушает договор – источник гармонии и стабильности. Своеобразным гарантом действия договора и является царь, поскольку и он в свою очередь – участник договорных отношений с божественными силами.

 

Костюм Золотого человека, по замечанию А.К. Акишева, это своеобразная «космограмма», можно лишь догадываться какой эмоциональный эффект он мог производить на древних скотоводов-общинников. Но попытаемся представить себе один из торжественных дней, связаных с празднованием нового года (наурыза) в те столь отдаленные от нас времена.

В отдельном святилище, в центральном его амфитеатре, с хорошей акустикой и где присутствуют изображеня солнцеголовых божеств, до рассвета собираются толпы людей. На каменном постаменте (месте царского трона) выстраивается цепочка из воинов, держащих в руках факелы, жрецов, читающих священные мантры. Все в тревожном ожидании – начала акта воцарения вождя, прихода дня весеннего равноденствия. Первые лучи солнца постепенно освещают острые зубцы скалистых возвышенностей, высвечивают сюжеты наскальных изображений – ритуальные сцены с участием божеств. Воины гасят факелы, жрецы умолкают. Чуть ниже, в полумраке, на царском постаменте, появляется едва различимая фигура в остроконечном головном уборе. Лучи солнца продолжают свой путь, скользя по скалистым выемкам и трещинам. Вдруг, что-то маленькое начинает ярко светиться на самой вершине головного убора, постепенно ярким светом наполняются золотые изделия на короне вождя, открывая светлый лик его лица с закрытыми глазами. Лучи солнца уже отображают его горящий костюм по грудь, по пояс. Внизу, стоящие сотни людей, задрав головы, завороженно и с придыханием наблюдают рождение светлоликого бога-царя. Наконец вся фигура правителя в ослепляющей золотой одежде предстает ошарашенному взору подданных. Царь открывает глаза и громогласно, как гимн, возвещает о возрождении космоса, природы и социума!

 

Ермек ДЖАСЫБАЕВ, главный хранитель Государтсвенного историко-культурного заповедника-музея «Иссык»

610 рет оқылды
comments powered by HyperComments
JoomShaper